наверх
Подбор по параметрам
Подбор параметров
Цена
От
До
250
470188
940125
1410063
1880000
Объем парной, м3
От
До
8
36
64
92
120
Тип
Топка
Облицовка печи
Бренд
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Цена
От
До
3900
10400
16900
23400
29900
Тип
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Цена
От
До
280
5960
11640
17320
23000
Материал камня
Тип камня
Толщина, мм
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Цена
От
До
1200
2050
2900
3750
4600
Материал камня
Тип камня
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Этажность
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Цена
От
До
14862
33767
52673
71578
90483
Выбрано: 0
Показать
Подбор параметров
Цена
От
До
12000
165250
318500
471750
625000
Облицовка печи
Выбрано: 0
Показать

Русский банный аромат

Аромамасла в бане.

Приготовить баню - задача не просто ответственная, это высокое искусство, требующее выдумки, доброжелательности и любви. Банить - значит мыть и чистить водою, а в русской паровой бане - непременно в разнотравном духовитом паре. Русский пар представляет собой не просто один из оздоравливающих компонентов в банном ансамбле, а уникальную среду, в которой совершенным образом очищается и оздоравливается наша человеческая плоть. Звонкие, ясно выраженные в нём ароматические ноты, бесконечно варьируются и переливают­ся, формируя у парильщиков особенный к нему вкус. Русский пар исключительностью своей схож с хлебом, который, как тонко заметил французский учёный Антуан Огюст Пармантье, отличается от всех пищевых продуктов тем, что аппетит к нему и желание его есть пропадают последними у тяжело больно­го, умирающего человека, а появляются первыми у человека вы­здоравливающего. Как ничем не заменимый хлеб является важнейшим продуктом пи­тания, так и русский пар является совершеннейшей очистительной средой человеческого естества.

Человек воспринимает красоту окружающего мира всей полнотой своих чувств, и ароматы русского пара, как музыка и цвет, становятся действи­тельным состоянием его души. Красота земная, воздействуя на человека, наполняет душу его через тело,  посредством наших органов чувств. Но чувства наши, образно говоря, разнятся «по славе своей». Можно ска­зать, что «иная слава» зрению, слуху и обонянию, а «иная слава» вкусу и ося­занию. «Иная слава» скрипке, гобою и флейте, «иная слава» бубну и литав­рам. Тонкость и глубина звучания первых инструментов превосходит свои­ми возможностями отображать красоту музыкальных произведений. Буб­ны и литавры лишь дополняют и подчёркивают эту красоту, а скрипка, гобой и флейта, исполняя ведущую роль, передают основное му­зыкальное содержание произведения. Одна группа оркестра как бы удале­на от земного, а другая, напротив, более приземлена. Так и душа с телом че­ловека, пребывающие вместе. Тело тяжело, грубовато, приземлено и вре­менно, а душа легка, тонка и постоянна.

 

Различные аромамасла для бани.

В человеческих телесных чувствах есть те, которые питают больше ду­шу, и есть более питающие нашу плоть. Вкус и осязание более приземле­ны, они как бы более телесны. Зрение же, слух и обоняние можно назвать более чувствами человеческой души. Так «Шмель» Римского-Корсакова - лишь музыкальная подделка, и то она возбуждает восторженные чувства.

Осенний лес или цветущий луг очаровывают красотой зелёного мира, пением птиц и жужжанием шмеля, бездонной синевой небес и тёплым за­пахом земли. Эти знакомые впечатления детства щемят душу и приятно томят «воспоминанием утраченного рая».

Средствами искусств человеческий талант пытается воскрешать подо­бие первозданной красоты. Но это только тень и сон и непередаваемость живого жизни аромата.

Русский пар не в воображении ума, а в живых запахах дарит нам дух вечно цветущего лета.

«Баню приготовить - что музыкальный инструмент настроить». Народ­ная душа чутко отметила соответствие, родство нашей парной и струнно­го органа, симфонии звуков и тёплых ароматов. Инструмент в руках искус­ных отдаёт нам свою душу, выраженную в тембрально-неповторимом зву­ке. Мелодия звучит, летит и льётся, наполняя внутренний мир человека, затра­гивая созвучные в нём струны. Так же эмоционально переполняемся мы живительным горячим ароматом, дыханием «сладостного южного ветра» парной.

Запахи цветов и хвои, бальзамических смол и живой древесины напол­няют нас через обоняние, входят в кровь через лёгкие и кожу. Душа бла­женствует и тело тает. Сколько запахов в зелёном царстве! Каждый со сво­им характером несметным числом не изученных оттенков и полутонов. Сколько ассоциативных восприятий детства и прожитой жизни!

Услышанную мелодию всегда незримо сопровождают соответствующие ей образы и ароматы. Так же и запахи несут в себе образы зрительные и слуховые. Слух, обоняние и зрение - это три кита, на которых строится красота наших внутренних переживаний. Воспринимаемые этими органа­ми чувств впечатления внешнего мира, как пища и слово, усваиваются на­ми, становятся нашим содержанием и состоянием души и тела. Это некое триединство восприятия души посредством зрения, слуха и обоняния. Каждое из этих чувств не работает самостоятельно, но несёт полноту впе­чатлений путём ассоциативных связей восприятий.

В парной мы наполняемся бесконечной красотой растительного мира, усваиваем эту красоту и, преображённые, ждём следующего банного тор­жества.

 

Аромат масел дополнить букет приятных ощущений в бане.


Аромат - это олицетворение прекрасного, и его проникновение в нас оказывает глубокое психологическое воздействие и влияет на функцио­нальное состояние организма. Каждому из нас присущи своя степень вос­приятия запаха и симпатия к тому или иному его типу. Одним более жела­тельны яркие, чувственные, пряные и знойные ароматы, другим- неж­ные, свежие, прохладные благоухания цветов. Запахи отчётливо запечат­леваются в нашей памяти, вызывают различные ассоциации, успокаива­ют или возбуждают и пробуждают целую эмоциональную гамму воспоми­наний. Вот как пишет об этом Фазиль Искандер: «Почему так сильна над нами власть запахов? Почему никакое восприятие не может с такой силой расколыхнуть пережитое, как связанный с ним знакомый запах? Может дело в его неповторимости, ведь запах нельзя вспомнить отдельно от него самого, так сказать, повторить воображением. И когда он повторяется на­турально, он с первозданной свежестью выхлёстывает наружу всё, что бы­ло связано с ним. А зрительные и слуховые впечатления мы часто повторя­ем своими воспоминаниями, и, может быть, потому они, в конце концов, притупляются».

В цветочных ароматах есть убедительность, неоспоримая для наших чувств и воли. Убедительность эта неопровержима, необозрима, она вхо­дит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы ды­шим. Впечатление от запаха мимолётно и невесомо, но всё же оно глубоко волнует нас и оставляет странное чувство счастья.

«Есть очертания, звуки, запахи до того ласкающие, что человек покоря­ется им совсем машинально, независимо от сознания. Он не анализирует ни ощущений своих, ни явлений, породивших эти ощущения, и просто жи­вёт как очарованный, чувствуя, как в его организме льётся отрада» - пи­сал в очерке «За рубежом» М. Салтыков-Щедрин.

Запах, который так волнует душу,- это, пожалуй, самый простой и чи­стый источник нашей радости. Слиться с ним- значит стать причастным одной из сокровенных стихий земного мира. Это переживание загадочно и глубоко, и не может человек словами выразить, чем, собственно, пленяют ароматы.

Умение пользоваться запахами растений в нашей парной - это искус­ство, которое чудесно обогащает нашу жизнь. Образно говоря, русская парная - это высокая изысканная кухня ароматов, кухня, в которой при помощи огня, воды и пара наши предки извлекали живую сущность расте­ний и заставляли запахи воздействовать на себя, создавая сказочное цар­ство летучих ароматов. Освобождённый запах с клубами горячего пара об­нимает нас извне и наполняет изнутри. Отсюда- эмоциональная сила восприятий и постоянное ощущение праздника. В этой связи наша парная была всегда изысканным угощением хозяев и желанным подарком для гос­тей. «Горячая банька лучше сытного обеда» - сложилась народная посло­вица, так как силой энергетического и оздоравливающего воздействия она превосходила самое торжественное и праздничное застолье.

Скоротечность и мимолётность воздействия душистого пара побудила предков наших изыскать способ связать, уловить и удержать крылатые за­пахи цветов. Для этой цели они использовали пчелиный воск, который, яв­ляясь родственным цветкам, удерживал в себе их благоуханный запах. Го­рячие сухие липовые стены и потолки парной натирались кусками сухого воска или обрызгивались смесью расплавленного воска в горячем настое душистых трав. Так в сравнительно небольшом помещении парной можно было собрать немало ароматов, которые, равномерно выделяясь в её прост­ранство, формировали в ней уникальную душистую среду. Такая паровая баня ценилась высоко и воспринималась уже как пленящее душу явление самой природы. В ней человек воспарял душой и телом над обыденностью и повседневностью труда.

На липовом полке приятная истома овладевает телом, обоняние ласка­ют тёплое дыхание древесины, сладкий дух июльского сена, свежесть зелё­ной хвои, доносятся степные ароматы пучков отдельных трав на стенах, лавках и полке. Во всей этой душистости обязательно звучат нотки тёпло­го хлеба, прополиса и сладкий медовый аромат. Снова и снова поддают на стены и раскалённые камни, и новые запахи врываются в уже знакомую атмосферу. Корица, мята, чабрец, душица, укроп.

Каждые две-три минуты обновляется воздух парилки новым неожидан­но-приятным, то вкусным, то освежающим порывом пара.

Постепенно очищается, оздоравливается человек, обостряются чувст­ва, тоньше становятся восприятия. Мы вдыхаем душистый воздух всё тре­бовательнее и более чётко выбираем себе зелёных друзей, чьи запахи нам больше по душе. Парная становится увлекательной игрой, в которой мы стремимся найти новые сокровища в мире ароматов.


Звоните 8 (495) 542 85 42 - проконсультируем по бане и печкам для бань!


Возврат к списку